Уроки жизни (венчание)


Тема: ЗАГС и венчание / Регистрация брака

Вполне возможно, что их венчание могло никогда и не состояться. Если бы…

Маша и Антон прожили вместе уже десять лет, ребенок, работа, домашние заботы. Венчаться? Да, хотелось в минуты, и даже дни бесконечной душевной близости, покоя и любви, когда это казалось единственным упущением в их таком уютном мирке. Потом вдруг возникали завихрения ссор и затаенного раздражения, и сама мысль, связать себя нерушимыми узами, казалась глупой. Да и хлопотно…

Однажды Антон получил приглашение от «армейского дружка» Максима провести неделю в Алтайском крае, а если быть точнее, на егерской базе на берегу Телецкого озера. Маша охотно поехала вместе с мужем.

Ровная гладь озера отражала черневую тайгу. Длиннохвойные кедры, пихта, ель, душистая смородина- невероятная тишина и покой.

Расположились в бревенчатом домике в глубине леса. Как поговаривали, на том месте раньше был скит монаха-отшельника. Кроме Максима Антона и Маши была еще Динди, пожилая алтайка, которая, собственно, и присматривала за избой.

Антон с Максимом целыми днями пропадали в лесу, охотясь на куропаток и зайцев. Маша, взяв фотоаппарат, бродила по окрестности, стараясь поймать ускользающую сдержанную красоту этого загадочного края.

Динди готовила нехитрую еду, а по вечерам возле костра баловала молодых людей бесконечными сказками про шаманов, духов и зверей. И всем казалось, что ничего нет лучше пропахшей дымом каши и затаившейся ночной тайги за спиной.

В то утро Максим с Антоном уехали в поселок за топливом для дизель-генератора, а Маша, как обычно, пошла на фотоохоту. Парило. Голова кружилась от запаха смолы и ягод. Пробираясь через подлесок, девушка неожиданно увидела марала. Олень качнул развесистыми рогами, смерил равнодушным взглядом и скрылся в кустах. Надеясь успеть сделать драгоценный кадр, Машка бросилась вслед, раздвигая высокую траву. Неожиданно земля под ногами осыпалась, и девушка кубарем скатилась в овраг.

Первое, что она увидела, когда открыла глаза, это Динди. За плечом старухи, стоял испуганный Антон с расцарапанным и грязным лицом. Они несколько часов искали её по зарослям. Машка в овраге ударилась головой о камни и потеряла сознание. Старая женщина раскачивалась, что-то чуть слышно нашептывая.

- Пусть спит. Она одна была, потому и беда случилась. Не вместе вы, духа между вами нет.

- Какого «духа», бабка?

- У вас, русских, он есть, и у нас есть- Юч-Курбустан. Вот беда вас и караулит.

За все десять лет совместной жизни Антон впервые испытал такой страх.

Как-то после крупной ссоры Машка стала собирать вещи. За три года их накопилось столько, что казалось, не хватит никаких пакетов и сумок, чтобы сложить и вывести всю их совместную жизнь. Но тогда не было страшно, только по-детски обидно.

Наверное, не было бы венчания, если бы тайга не показала, как легко действительно потерять друг друга.

Венчались просто. В небольшой бревенчатой церкви поселка висела только одна старая икона царских времен. Остальные образа блестели новенькой краской. Жестяные оклады были обильно украшены полевыми цветами. Батюшка без лишних объяснений согласился их обвенчать.

Но иконы, которые они купили для венчания, были просто удивительные. Тонко выписанные лики Спасителя и Божьей матери обрамляли широкие берестяные рамки, больше похожие на кружево. На них каким- то народным умельцем были затейливо вытеснены стилизованные алтайские пейзажи. В самом низу оклада Богоматери Машка разглядела марала. Он стоял, закинув голову с развесистыми рогами, совсем как живой.

Батюшка раскурил кадило, зажег свечи, поправил Крест и раскрыл Евангелие. Две подслеповатые старушки где-то за перегородкой тоненькими голосами запели псалмы. Максим и Динди позади держали над головами венцы.

Машке было неловко становиться на белоснежное вафельное полотенце, постланное под ноги. Мысли перескакивали, как солнечные зайчики, с серебряной чашечки с вином на аналой и потрескивающие свечи в руках. Она понимала, что должна быть серьезной и торжественной, но от слов: «Обручается раб Божий Антон рабе Божией Марии во имя Отца, и Сына, и Святого Духа» хотелось радоваться и веселиться, как школьнице.

Вот и обмен давно знакомыми обручальными кольцами. Машка свое кольцо для церемонии с трудом сняла с пальца. Оно как будто срослось с плотью. И теперь вновь привычно легло в выдавленную ложбинку на коже. Выпитое на двоих в три приема вино было горьковато-пряным. Может быть, вкус тоже символ? Батюшка, перекрестив их еще раз для верности, разрешил Антону поцеловать свою жену.

Отпуск закончился. Машка уже в поезде, помешивая ложечкой сладкий чай и рассматривая спящего мужа, думала: «Может легче и не надо. Пусть было бы надежней».

Юлия, 29 года, Тимашевск


Оценить:        
 
Нет содержания для этого блока.

Copyright © 1999-2015 Passion.ru Перепечатка материалов
допускается только с письменного разрешения редакции!

Сайт может содержать контент, запрещенный для просмотра лицам до 16 лет.